$62.5229

71.2323

+18℃

Общество Все новости из категории

Автор фото: Дмитрий КОЛПАКОВ

Суд отложил дело Марата Гареева и Александра Филиппова на конец января

В понедельник в Октябрьском райсуде продолжился процесс над бывшими начальником управлением капстроительства мэрии Уфы Маратом Гареевым и экс-вице-мэром Александром Филипповым. На этот раз опрашивался заместитель главы Орджоникидзевского района Игорь Трухневич.

С его слов, списки домов для программы расселения ветхого и аварийного жилья 2013-2017 годов верстались отделом распределения и учета жилья администрации, а визировал их глава района.

Чиновник заявил, что не знал, что дома из площадок развития застроенных территорий (РЗТ) и адресной программы 13/17 накладывались друг на друга.

На вопрос, получала ли администрация района задание перепроверить списки, чтобы проверить не наслаиваются ли они друг на друга, г-н Трухневич заявил, что не помнит таких указаний. Хотя по словам адвокатов г-на Гареева, правительством Башкирии было издано распоряжение о перепроверке списков.

— Я такого не помню, может оно и было, но я не помню, — развел руками чиновник.

Также, как и другие заместители районных глав, г-н Трухневич заявил, что ему не было известно о территориях отданных под застройку, об этом становилось известно, когда на площадке разворачивалось строительство. Но он точно помнит, на 1 января 2013 в районе работали «ФЖС» и «ПСК-6», а включенных в программу 13/17 домов на этих площадках не было.

Между адвокатом Алексеем Зеликманом и г-ном Трухневичем даже завязалась словесная баталия.

— Выясняли ли что на этих площадках на публичных слушаниях есть дома из программы 13/17?  — спросил г-н Зеликман.

— Нет, — ответил чиновник.

— Квартал то оглашается на слушаниях, он ограниченный улицами, в этом квартале есть дома… Вы давали указания проверять? – не унимался г-н Зеликлман.

— Нет.

— Почему?

— Я не знаю.

— Сообщали ли вы кому-то в мэрию, что на площадке РЗТ находятся дома, попавшие в программу фонда?

— Нет.

— Вставал ли вопрос, в последующем, о совпадении домов из программы с домами из РЗТ? – г-н Зеликман увеличил давление.

— На тех совещаниях, в которых я участвовал, нет, — г-н Трухневич через окно уперся взглядом в здание Октябрьской райадминистрации.

— Когда составляли списки в программу 13/17, чем вы руководствовались?

— Постановлением правительства республики.

— В нем запрещалось включать в списки по формировании программы дома с площадок РЗТ?

— Не помню.

— Если бы в постановлении правительства было такое указание, вы провели бы сверку? – не унимался юрист.

— Исполнили бы.

Адвокат Зульфия Акбашева переняла эстафету.

— Как понять, что на многие вопросы вы не знаете ответов, если вы были ответственным в районе?

— У меня в обязанности кроме этой программы входит большой круг работ, — заметил г-н Трухневич.

— А разве на территории района, в рассматриваемые нами 13-14 годы была более важная проблема, чем расселение и снос ветхого и аварийного жилья? Программы стоящей на контроле у президента республики?

В ответ г-н Трухневич промолчал.

Судья Андрей Лебедев даже вступился за него, заметив, что у человеческой памяти «есть определенные свойства и человек отвечает на то, что помнит».

Интересно, что орджоникидзевский чиновник единственный, кто рассказал, что в УКС города передавались только перечень документов на сносимые бараки, а сами документы уходили в МУП «Центр недвижимости», который собирал их в одну заявочную книгу. И здесь не выдержал уже бывший глава УКСа Марат Гареев, пытаясь доказать суду, что что его бывшее ведомство физически не могло бы перепроверить накладываются ли дома из программы 13/17 на площадки РЗТ, если все документы администрация района отсылала в «Центр недвижимости».

— Что проверять? И как можно проверить? – спросил г-н Гареев.

В заключении экс-вице-мэр Александр Филиппов вытащил рукава припрятанный туз: письмо г-на Трухневича на его имя о проведении проверки ряда домов.

— То есть информация о том, что, застройщики бездействуют была? — спросил он, но внятного ответа не получил.

Адвокат Зеликман в финале заседания указал на противоречие: чиновник не знал об аварийных домах в зоне застройки и сверок не проводил.

— Как он говорит, что не знает, есть ли в районе застройки аварийные дома, когда сам пишет, что застройщики их не расселяют? – заметил г-н Зеликман.

На этом судья Андрей Лебедев объявил в процессе перерыв до 30 января.

Эдуард ШАГИАХМЕТОВ

Новости по теме