$64.4993

72.9229

+2℃

Общество Все новости из категории

«Я не спонсор, я не приехал деньги раздавать, я приехал ликвидировать аварию»

Встреча врио главы Башкирии Радия Хабирова и гендиректора «Уральской горно-металлургической компании» Андрея Козицына с жителями города длилась больше двух часов и превратилась в устную жалобную книгу. Кроме основной проблемы – тушения карьера, сибайцы воспользовавшись случаем жаловались на нечищеные дороги, общественный транспорт и даже на платный доступ к местному озеру. За это г-н Хабиров сделал замечания мэру Рустему Афзалову, что вопросы низового повседневного уровня не решаются администрацией, и рекомендовал встречаться с населением чаще. Большинство пришедших ждали ответа на вопрос будет ли городу компенсация за понесенный вред. В какой-то момент даже показалось, что Радий Хабиров словно специально поставил главу «УГМК» под град вопросов о сатисфакции и в чем-то подыграл публике.

Сперва г-н Козицын обрисовал нынешнее положение дел. Глубина очага тления находится на 400-х метрах в глубине заброшенного карьера. Однако внизу, под землей, в шахтах по-прежнему активно ведется добыча руды. Именно там, недавно погиб молодой машинист погрузочной машины Гаяз Иргалин.

 

Во глубине сибайских руд

Штольни, где работают люди, перекрыты железобетонными перемычками. Из шахты перестали откачивать воду, и она естественным путем поднимается вверх, примерно по 9-10 тысяч кубометров в сутки. Сверху шесть «БеЛАЗов» засыпают карьер пустой породой, чтобы ограничить доступ кислорода. Уже высыпано 1 млн кубометров шлака.

Глубина карьера 585 метров. Чтобы достичь 400 метровой отметки, где тлеет руда, нужно поднять уровень воды на 185 метров. По состоянию на понедельник затоплено 45 метров.

Чтобы решить проблему потребуется еще 382 тысячи кубов воды и 30 суток.

— Затем два месяца мы будем мониторить ситуацию, что убедиться, что охладилась порода, остановился окислительный процесс, потом осушать и откачивать воду, а породу сверху закрывать глиняными замками, чтобы не было доступа кислорода, — пояснил гендиректор «УГМК». – Мы хотим восстановить шахты, но, чтобы процесс тления не возобновился. Под это есть технические решения институтов.

 

«Ущерб еще предстоит оценить»

Однако сибайские общественники уже смотрят на перспективу: на то время, когда пожар будет потушен и встанет вопрос о компенсации. Врио главы Радий Хабиров лично предоставил право первого вопроса Эдуарду Кадырову, одному из создателей паблика «Сибай, дыши!».

– Что сделал «УГМК»? – задался вопросом г-н Кадыров. – Республика оплачивает командировки врачей, вывозит детей на отдых. Город понес ущерб, который еще предстоит оценить. Сошли на нет сделки по недвижимости, особенно в прикарьерной зоне. Ущерб городу должен быть компенсирован (аплодисменты зала). Какую сумму городу выплатят в качестве компенсации?

В качестве аргумента общественник показал сравнительный слайд с бюджетами «УГМК», Башкирии и Сибая.

В ответ на вопрос, г-н Козицын почему-то назвал Эдуарда Кадырова «белыми касками», видимо по аналогии с сирийской оппозиционной организацией. С его слов, любое действие горного предприятия не может происходить без разрешающих документов Ростехнадзора.

— «УГМК» не занимался добычей в карьере! Мы имеем отношение к карьеру потому, что он в составе горного отвода в рамках лицензии которой мы работаем. Объем реализации и бюджет — нельзя сравнивать. Зачем вы людей вводите в заблуждение. 400 млрд рублей это объем реализации всего холдинга. Это некорректно и не по-человечески. Ни одной копейки в части работ на карьере республика не тратит. Вы правы что республика оперативно откликнулась и несет затраты (на социально-медицинское обслуживание — «БМ»). Но вся ликвидация за счет УГОКа. Не надо передергивать. Карьер стоял с 2003 года, когда обанкротился Башкирский медно-серный комбинат.

Вопрос г-на Кадырова повторил врио главы региона, сам переспросив от имени общественников – что будет компенсировано за вред?

— Чтобы компенсировать вред здоровью — нужно установить вред здоровья. Правовая ситуация. Если установлено, по решению суда мы будем отвечать.

 

20 марта – последний срок?

Эдуард Кадыров поинтересовался у главы «УГМК», готов ли холдинг финансово отвечать если не потушат карьер к 20 марта – четвертому сроку, который называют представители ГОКа. На что г-н Козицын сделал вид, что впервые слышит по четвёртый срок.

Радий Хабиров и здесь сыграл на стороне публики.

– Вы в первый раз. Ваши подчинённые — не впервые.

— Объективно говорю, как есть – они ошибались, — заметил г-н Козицын. — Если дебет воды не сократится, а нужно 380 тысяч кубов, это произойдет 20 марта. Я буду счастлив так же, как и вы.

Женщина взявшая слово упрекнула «УГМК» в промедлении с подтоплением карьера из-за действующих шахт и призвала остановить добычу.

— Я что должен сделать? БМСК закрылся в августе 2003 года. И год стоял. Вы же это помните. И все тогда просили действующего президента республики дать работу, — напомнил о прошлом г-н Козицын. — Поставив перемычки в шахтах мы остаемся с проблемой уменьшения реализации, сократится выработка и нужно устраивать 800 человек.

Радий Хабиров, на правах хозяина, напомнил, что решение о подтопление принято после его вмешательства. Он заверил собравшихся, что, если компетентные органы будут настаивать на закрытии шахты, она будет остановлена «невзирая ни на что».

— Если будут аргументированные основания, что это происходит из-за шахты – шахта встанет, — сказал врио главы.

 

200 млн – это не откупные

Гендиректор «Уральской горно-металлургической компании» Андрей Козицын заявил, что холдинг вложил с 2004 года в производство 11 млрд рублей, а в социалку – 600 млн. В этом году «УГМК» выделит Сибаю 200 млн рублей.

– Мы договорились, что «УГМК» выделит 200 млн рублей на то, что город сам сочтет нужным. Это не откуп. Это нормальный процесс. Вы сами решите куда их потратить, — сказал Радий Хабиров.

Еще одна выступавшая поинтересовалось, есть ли риск, из-за поднятия шахтных вод, загрязнения артезианской воды.

— У жителей есть вполне обоснованные претензии к руководству городу по не информированию жителей, я за это приношу извинения. Мы говорим правду, жизнь прозрачная. Такого количества надзирающих структур как в Сибае – сейчас нет ни в одной точке России. На данный момент такой угрозы нет. Мне ни одного доклада об этом не поступало. Город без воды — не оставим, — пообещал Радий Хабиров.

Другой выступавший мужчина, рассказал, что начал строить дом в пригороде, но теперь у него нет никакого желания жить в Сибае и попросил «УГМК» компенсировать ему затраты на строительство и переезд в другой город.

— Я уже сказал – в суд, докажите в суде права, мы будем отвечать в суде, — г-н Козицын уже был раздражен темой компенсаций.

 

Неправильные диагнозы, чтобы не доказать ущерб здоровью?

Общественница Алла Гугучкина заявила, что медики не ставят диагнозы связанные с диоксидом серы.

— Диагнозы не соответствуют действительности, чтобы доказать в суде что болезнь из-за диоксида серы. Как я потом докажу в суде? Ставят аллергическую реакцию, выписывают супрастин, — заметила она.

На это г-н Хабиров предложил ей подлечиться в РКБ в Уфе.

— Никакого злого умысла нет ставить неправильные диагнозы. Мы создали большую группировку врачей. 700 человек записалось на прием за месяц и отказались от приема. Мне докладывают, что очередей нет. Мне фотографии показывают. Может не те фотографии, — парировал г-н Хабиров.

В ответ один из выступавших мужчин сообщил, что больше десяти человек в день к врачам не записывают. Поэтому очередей нет.

Главный врач сибайской больницы на это пояснил, что запись ведут по ежедневной норме — по 20-25 человек. Некоторые врачи принимают по двойной норме. К уфимским специалистам иногда записываются по 30-35 человек.

Врио главы заметил, что хотел отозвать уфимских врачей с начала марта, но теперь оставит их до 15 марта «либо до завершения».

— А если не хватает почему не говорите? – спросил он у главврача больницы.

Правда и горожанам он продемонстрировал знание ситуации.

— На 20 процентов меньше, обратившихся за медпомощью, чем в прошлом году. Откуда вы берете все это? – спросил в зал Радий Хабиров.

Также по словам местных врачей, на сегодняшний день ни одного человека с патологией развития из диоксида серы — не зафиксировано.

 

«На кружку молока сами могут заработать»

Так или иначе 63-тысячный Сибай взволнован перспективой закрытия филиала УГМК и резким сокращением добычи. Поэтому ожидаемо у гендиректора «Уральской горно-металлургической компании» Андрея Козицына спросили про новые месторождения и судьбу существующего «Нового Сибая» и горно-обогатительной фабрики.

— Если будет принято решение о закрытии шахты – будем закрывать, но будем решать, где мы будем дальше работать. Никуда не денемся.

— Если перспективы? Рудная база? – был вопрос из зала.

— Гарантированная работа шахты — до 2030 года. Мы ведем активный поиск. Что будет дальше, если не найдем: консервация. Шахтеров и горнорабочих – дефицитные профессии, мы всех обеспечим работой. Фабрика с учетом запасов будет работать. На фабрику разными возможностями будем руду доставлять. Есть месторождения, которыми есть смысл заниматься. Новую фабрику строить не надо, она будет работать.

Пенсионерка, прорвавшаяся к микрофону сквозь толпу шахтеров, спросила, не может ли холдинг обеспечить всех остальных, кто не попал в зону 500 (дома у карьера) какими-нибудь продуктами. Например, бесплатным молоком.

— Я не спонсор, я не приехал деньги раздавать, я приехал ликвидировать аварию. Вот это все — убытки ГОКа, — был ответ г-на Козицына.

Врио главы региона заметил, что не видит необходимости помогать всем, а «на кружку молока сами могут заработать». Остальным же незащищенным категориям он обещал помощь из фонда главы региона.

У врио главы региона спросили почему не введено положение ЧС. На что он ответил, что не видит основания для этого, а если ЧС введут, лучше на следующий день людям не станет.

20-25 марта состоится повторная встреча с сибайцами по итогам ликвидации тления. Радий Хабиров попросил Андрея Козицына присутствовать.

Никита БЕРДИН

Новости по теме