$63.1295

71.349

+15℃

Из зала суда Все новости из категории

Автор фото: Дмитрий КОЛПАКОВ

По делу Филипова-Гареева суд допросил Андрея Носкова

В пятницу суд допросил по делу экс-вице-мэра Александра Филиппова и экс-начальника управления капстроительства мэрии Уфы Марата Гареева (обвиняются в превышении должностных полномочий при реализации программы «Жилище») главу холдинга «ПСК-6» и депутата горсовета Андрея Носкова. Тот назвал программу расселения ветхого и аварийного жилья – помощью застройщикам, «позволяющую заходить в квартал». Что же касается отношений с г-ном Филипповым, глава «ПСК-6» заметил, что не заключал с ним договоров развития территорий, а сотрудничал с его предшественниками – Сатаровым, Халимовым, Никитиным. Гособвинителя, которого г-н Носков называл то «гражданин прокурор», то «товарищ прокурор», интересовали два контракта – 20-РТ – по развитию квартала в рамках улиц Красина, Аксакова и Чернышевского (разрабатывала подконтрольная «ПСК-6» компания «Стройинвест»), и 28-РТ в рамках улиц Мира, Горького, Кольцевой и Конституции в Черниковке.

За обе площадки муниципалитет выставил застройщику компенсации за расселение бараков. Однако в арбитраже «ПСК-6» многократно уменьшила их размер.

— Сумму предъявили большую. Не все было подтверждено, — заметил г-н Носков.

Гособвинитель спросил у застройщика-депутата, обращался ли он добровольно с предложением компенсировать мэрии затраты понесенные на расселение.

— Уважаемый, я пережил семь первых замов по строительству, я как коммерсант не имел такого рвения и желания, — сказал г-н Носков, сославшись на то, что некоторые площадки до сих пор не может достроить из-за затянувшегося расселения.

Застройщик посетовал на то, что к моменту истечения срока контракта развития не смог приступить к застройке в центре города.

— Причина в наличии множества памятников: вступил в силу закон об охранной зоне памятников и с 2015 начались всевозможные упражнения, очень долго мы там ковырялись…

— В 2014 году администрация вам не очистила площадку (от аварийного жилья – «БМ») и не предъявляла затраты, потому что их еще не было физически? – уточнил Александр Филиппов.

— Совершенно верно.

За площадку в центре города власти выставили счет «Стройинвесту» в 130 млн рублей из которых суд оставил 51 млн. Вся сумма была выплачена в прошлом году. За квартал в Черниковке застройщик должен мэрии 53 млн рублей (сколько требовали власти города), большую часть из которых уже выплатил «осталось где-то 10-15 млн рублей».

Андрей Носков рассказал, что о наличии аварийных домов на площадке в Черниковке стало известно от работников администрации Орджоникидзевского района. Так он упомянул замглавы района Игоря Трухневича. В декабре г-н Трухневич уже опрашивался судом, но тогда заявил, что не знал о наличии договоров РТ и формировании перечня адресной программы «Жилище».

Квартал в рамках улиц Мира, Горького, Кольцевой и Конституции в Черниковке

— Какова роль районных администраций, контролировали они ход строительства, знали ли о существовании договора РТ, задавались ли вопросы, приезжали на площадки? – спросил г-н Филиппов.

— По 20-му договору — Красина, Аксакова и Чернышевского, там поменьше было вопросов от администрации района, а в Орджоникидзевском – просто регулярно – каждую неделю. Ругались. Они в расселенные дома вселили работников (персонал ОАО «УЖХ Орджоникидзевского района» — «БМ»), там до скандала доходило.

— А с кем ругались?

— С первым замом. Он как второй секретарь горкома, у него ямы, помойки.

— А как фамилия?

— В Орджоникидзевском проблемами занимался Игорь Трухневич (первый зам главы – «БМ»).

— Какими проблемами? – поинтересовался председательствующий судья Андрей Лебедев.

— Проблемами освобождения территории.

— Андрей Викторович, вы знаете, кто признает дома аварийными и кто формировал списки для программы (программы «Жилище» — «БМ»), — спросил Александр Филиппов.

— Занимались признанием домов аварийными, оформлением документов, проведением экспертиз — районные администрации. Списки формулировали районные администрации, — ответил депутат-девелопер.

— Администрации района согласовывают проекты планировки и межевания?

— Да, конечно, самые тяжелые структуры.

Адвокат г-на Филиппова Зульфия Акбашева поинтересовалась, участвовали ли районные чиновники в публичных слушаниях проектов планировки и межевания.

— Конечно же они участвовали.

Напомним, краткий диалог Игоря Трухневча и защиты Александра Филиппова и Марата Гареева произошедший в суде 24 декабря.

На вопрос, получала ли администрация района задание перепроверить списки, чтобы выяснить не наслаиваются ли они друг на друга, г-н Трухневич заявил, что не помнит таких указаний. Хотя по словам адвокатов г-на Гареева, правительством Башкирии было издано распоряжение о перепроверке списков.

— Я такого не помню, может оно и было, но я не помню, — развел руками чиновник.

Также, как и другие заместители районных глав, г-н Трухневич заявил, что ему не было известно о территориях отданных под застройку, об этом становилось известно, когда на площадке разворачивалось строительство. Но он точно помнит, на 1 января 2013 в районе работали «ФЖС» и «ПСК-6», а о включенных в программу расселения 2013-2017 годов домов на этих площадках не помнит.

Между адвокатом Алексеем Зеликманом и г-ном Трухневичем даже завязалась словесная баталия.

— Выясняли ли что на этих площадках на публичных слушаниях есть дома из программы 13-17?  — спросил г-н Зеликман.

— Нет, — ответил чиновник.

— Квартал то оглашается на слушаниях, он ограниченный улицами, в этом квартале есть дома… Вы давали указания проверять? – не унимался г-н Зеликлман.

— Нет.

— Почему?

— Я не знаю.

— Сообщали ли вы кому-то в мэрию, что на площадке РЗТ находятся дома, попавшие в программу фонда?

— Нет.

— Вставал ли вопрос, в последующем, о совпадении домов из программы с домами из РЗТ?

— На тех совещаниях, в которых я участвовал, нет.

— Когда составляли списки в программу 13-17, чем вы руководствовались?

— Постановлением правительства республики.

— В нем запрещалось включать в списки по формировании программы дома с площадок РЗТ?

— Не помню.

— Если бы в постановлении правительства было такое указание, вы провели бы сверку? – не унимался юрист.

— Исполнили бы.

Между тем, Александр Филиппов поинтересовался у г-на Носкова, как депутата городского совета, помнит ли он о существовании муниципальной адресной программы (МАП) развития застроенных территорий изданной мэрией еще в 2007 году, со сроком окончания в 2015 году.

— На нее ссылается следствие, как основание для привлечения нас к уголовной ответственности, — пояснил г-н Филиппов. – Следователь утверждает, что было ежегодное финансирование данной программы.

— Точно скажу, что финансирования не было, иначе наш город залетал бы: мы бы сдавали по 2 млн «квадратов», и цена на рынке была бы 45 тысяч, — чуть ли не с восторгом воскликнул г-н Носков.

— То есть программа была принята, но финансирования не было? – уточнил г-н Филиппов.

— Конечно, по ней не было финансирования.

Комментируя не совпадение слов застройщиков и районных чиновников, Александр Филиппов заявил «Башмедиа», что последние врут. А муниципальная адресная программа была «пустышкой» изначально, но по закону, по которому выделялись средства Фонда содействия реформирования ЖКХ, запрещается финансировать расселение аварийных домов, если дома входят в такие программы. Для следствия это стало одним из оснований к возбуждению дела.

— Финансирования нет и не было. Но надо же как-то привязаться. Взяли МАПовскую программу, но по ней не было выделено ни копейки — резюмировал экс-вице-мэр.

— Одна из претензий к вам, что застройщики сейчас возмещают намного меньше, чем республика, город и фонд потратили на расселение. Вы согласны с этим? – поинтересовались мы у бывшего чиновника.

— На самом деле получено даже больше. Только Носков 100 млн уже заплатил – а это два из 14 договоров РТ. 260 млн рублей заплатил «Стройинвест» (не «ПСК-6» — «БМ»), «ИСК» и «Служба заказчика» — по 50 млн рублей и так далее. Фондовские деньги окупились с лихвой, — считает г-н Филиппов.

— Почему администрация выставляла одни суммы, а в суде застройщик уменьшали их многократно?

— Администрация выставляла неправомочные требования. Все построенные квартиры передавались по акту в управление земельно-имущественных отношений, а оно ставило их на госрегистрацию и давало для переселения гражданам. Все документы там. Проблема в том, что для того, чтобы не дать администрации подать иски к застройщикам о компенсации за расселение, первое что сделал следственный комитет – изъял все документы по квартирам. Приехали и вывезли. Поэтому иски не точные.

Суд возобновит допрос свидетелей в понедельник, 4 марта.

Александр САУТЕНКО

Новости по теме