$64.4993

72.9229

+2℃

Из зала суда Все новости из категории

Салават Хусаинов

Салават Хусаинов: «Я никогда не хитрю. Это мое кредо»

В понедельник в суде показания по делу экс-вице-мэра Александра Филиппова и экс-начальника управления капстроительства мэрии Уфы Марата Гареева (обвиняются в превышении должностных полномочий при реализации программы «Жилище») давал вице-мэр Уфы Салават Хусаинов курирующий ЖКХ. По словам г-на Хусаинова, к подсудимым у него неприязненных отношений нет, они «самые что ни на есть рабочие». Были.

Салават Хусаинов, наверное, один из самых информированных в городе чиновников о застройке и расселении: до работы в мэрии, он занимал посты начальника управления земельных ресурсов и главы Октябрьского района. Однако, как и его коллеги по муниципальной службе на все вопросы отвечал – «не помню».

С его слов, списки для адресной программы 2013-2017 годов формировались на межведомственной коллегии, а от районов участвовали заместители глав администраций. Защиту Филиппова и Гареева интересовал период его работы в Октябрьской администрации.

— Вы знали какие дома признаны аварийными? – спросил адвокат Алексей Зеликман.

— Отдельно взятый дом я не помню.

— Тогда поясните, что же вы помните: отдельный дом не помню. А что помните? – парировал г-н Зеликман.

— У меня на тот момент не вызывало сомнений качество подготовленных документов, — продолжил г-н Хусаинов, посмотрев через окно на здание октябрьской администрации.

— А где планируется застройка в районе, вы не знали?

— В общих чертах.

— А как же вы не знали, что совпадает территория застройки с расселяемыми домами?

— В мои функции это не входило.

— После того, как представили документы в администрацию, поступало ли распоряжение перепроверить сведения об аварийных домах?

— Возможно было. Не помню.

— Кто производил расселение?

— По отдельно взятым не знаю.

— То есть и по отдельно взятым, и в целом – не знаете?

— В мои функции это не входило.

Адвокат г-на Гареева Рустэм Асянов попытался выяснить кто составлял документы, направляемые в мэрию, кто их визировал, и кто в городской администрации был получателем.

— Вас допрашивали на предварительном следствии? – поинтересовался г-н Асянов.

— Не помню.

Защита ходатайствовала об оглашении материалов дела, чтобы вице-мэр вспомнил, о чем говорил следователю 8 июня 2017 года. На допросе следствию г-н Хусаинов рассказал, что в его период руководства Октябрьским районам шла активная подготовка по переселению жителей из аварийного жилья, а ответственным за исполнение адресной программы являлось управление капстроительства (возглавляемое Маратом Гареевым).

Защита обратила внимание на то, что в тексте протокола допроса несколько раз упоминается не Октябрьская, а Кировская райадминистрация, что подтолкнуло юристов к мысли, что с протоколом г-н Хусаинов мог и не знакомиться.

— Вы утверждаете, что УКС являлся координатором программы. Откуда такая уверенность? — спросил г-н Асянов.

— Был внутренний регламент, определявший УКС организатором этого. Могу ошибиться. Не помню.

Также защита подсудимых предъявила документы, подтверждающие указание властей региона перепроверить списки аварийного жилья.

— Мне все хочется спросить – какая значимость вашей подписи? – не выдержал г-н Залекман на очередное «не знаю». – Кто-то что-то сделал, я подписал, а что – не знаю?

Председательствующий судья Андрей Лебедев прервал нападки на чиновника, заметив, что все понятно.

— Вам понятно, мне нет, — парировал Алексей Зеликман.

— А что вы хотите? – спросил судья.

— Я хочу понять, как у нас руководители подписывают документы.

Адвокат г-на Гареева Зульфия Акбашева поинтересовалась у вице-мэра, не просил ли он подчиненных принесших на подпись списки домов, проверить их на наложение на договора развития застроенных территорий.

— Не помню.

Александр Филиппов также поинтересовался у г-на Хусаинова деталями из прошлого.

— Администрация Октябрьского района формировала ли список для включения в программу расселения 2013-2017 годов.

— Не помню.

На это г-н Филиппов показал суду переписку октябрьской администрацией с мэрией, вместе с пересылаемым списком жилых домов непригодных для проживания и назначения ответственного за снос и расселение чиновника по фамилии Гафаров в администрации района.

— Что входило в обязанности Гафарова? – спросил г-н Зеликман.

— Не помню.

Тут не выдержал Александр Филиппов.

— А кто занимался реестром строящихся жилых домов в районе? – спросил экс-чиновник.

— Не знаю.

— Салават Сахиевич, ну у вас в администрации отдел капитального строительства был, что уж вы?

— Это было в 13-14 годах, сам работал, знаешь…

— Салават Сахиевич, а вот меня сейчас судят за 13-14 год! Я что должен говорить? «Не помню»?

— В период работы в управлении земельных ресурсов заключались ли договоры развития застроенных территорий? – продолжил Александр Филиппов.

— Не помню.

— Я вот напоминаю. Нам с Гареевым вменяют два договора от 2012 года. В то время, когда вы были начальником управления. Я вам напомню, если забыли, управление формировало полностью договоры развития застроенных территорий.

— То, что существуют договора развития территорий, я конечно знал. То, что они применимы к тем вопросам, которые здесь задаются, этого я не мог знать и не обязан. Поэтому отвечаю – не знаю. А то что я в 2012-2013 годах подписал два договора, которые я действительною помню, что я должен их всю жизнь помнить?

— А я почему всю жизнь их должен помнить? – воскликнул Александр Филиппов.

— Я за себя отвечаю.

Уже по окончанию допроса г-н Хусаинов кинул в залу короткую реплику.

— Я никогда не хитрю. Это мое кредо.

Дмитрий КОЛПАКОВ

Новости по теме