$63.1295

71.349

+15℃

Общество Все новости из категории

В деле убийства топ-менеджера УМПО проявилась волокита

В четверг адвокаты коммерческого директора УМПО Сергея Евстафьева Алексей Зеликман и Роман Петров собрали пресс-конференцию на которой заявили прессе о затягивании хода расследования убийства заместителя г-на Евстафьева Юрия Яшина, а также о том, что следствие не принимает найденные адвокатами факты в пользу их подзащитного. Кроме того, топ-менеджера УМПО перевели в СИЗО Бирска, как считают защитники для того, чтобы осложнить им общение с Сергеем Евстафьевым. В понедельник, 18 марта, в бирский горсуд рассмотрит очередное ходатайство следствия о продлении срока содержания г-на Евстафьева под стражей.

Напомним, Юрий Яшин был убит в июле 2018 года на парковке своего дома на улице Маркса. Его тело со следами многочисленных травм головы нашли спустя сутки возле Сафроновского переезда недалеко от железнодорожного вокзала. По версии следствия, топ-менеджера забили подручными средствами и битой четверо наемников во главе с Федором Токаревым. И они, и Сергей Евстафьев находятся под арестом. Действия подозреваемых квалифицируются как похищение и убийство, совершенные по найму группой лиц с применением насилия (ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 126 УК РФ).

По словам Романа Петрова, следствие строит обвинение на личной неприязни Сергей Евстафьева с Юрием Яшиным, с которым они долгое время проработали на заводе.

— Мы опросили много людей на заводе, у них были отличные отношения.  Во время длительной болезни Евстафьев, например, не дал убрать Яшина. Когда произошло убийство для Сергея Евстафьева — это стало шоком. Следствие считает, что якобы Токареву Евстафьев заказал убийство за 2 млн рублей. Кто такой Токарев? Человек ранее привлекавшийся по 158-й статье. Постоянных источников доходов не было, хотя он был индивидуальным предпринимателем. Он жил гражданским браком с дочерью начальника отдела материально-технического снабжения УМПО Николаем Ахмаметьевым, также подчиненным Евстафьева, коллегой Яшина, — рассказал г-н Петров.

Зашита выяснила, что убийцы использовали автомобиль семьи Ахмаметьевых. На этой машине 20 июля четверо наемников приехали в подземный гараж на улице Маркса, 46. Подкараулили Яшина и напали на него. Вывезли и убили. В итоге уголовное дело расследуется 8 месяцев.

По словам Алексея Зеликмана следствие идет с вопиющими нарушениями. В основу мотива взята история с неким письмом, написанным в ФСБ от имени Яшина.

— Ахмаметьев сбрасывает на телефон Евстафьеву фотокопию заявления, якобы написанным Яшиным в ФСБ, в котором он сообщает о нарушениях Евстафьевым при заключении контрактов. Стоит входящий штамп организации, дата регистрации. Под письмом подпись якобы Яшина. Евстафьев показал письмо Яшину, тот сказал, что его не писал. Подпись скопирована. Об этом Евстафьев доложил в службу безопасности завода и руководству предприятия. Начинают поверку. Он спрашивает Ахмаметьева, где тот взял письмо. И тут в первый раз всплывает Федор Токарев: что он, мол, является сотрудником ФСБ, у своих сфотографировал это заявление и передал его Ахмаметьеву. Выясняется, что упомянутые сотрудники реальные, но никакого заявления нет, штамп ФСБ липовый, служба не регистрирует таким образом документы. Выясняется факт подметного письма. Отсюда первый вопрос для кого и чего нужно? Ахмаметьев уговаривал Евстафьева уволить Яшина. Как разобрались с ситуацией, Яшин подходит к Евстафьеву с вопросом – мне увольняться? Об этом не только Евстафьев говорит, но и родственники Яшина. Но у него нет претензий к Яшину. Только попросил разобраться, кто попытался вбить между ними клин, — говорит г-н Зеликман. — В протоколе допроса жены Яшина упоминается, что Яшин ей сказал, что конфликт исчерпан и все нормально. Вот эту ситуацию следствие пытается представить, как конфликт между Яшиным и Евстафьевым, что и послужило причиной убийством.

Защитники коммерческого директора УМПО рассказали, что родственники убитого Яшина полностью доверяют следствию и не идут на общение с адвокатами г-на Евстафьева. Вот как эту ситуацию описал Алексей Зеликман.

— Была очная ставка Евстафьева и дочери Яшина. Та утверждает, что его отца начали гнобить. В чем гнобить? С ним не стали разговаривать? Пили чай в кабинете, он зашел — все вышли. На новогоднем корпоративе посадили за другой стол. Ему урезали зарплату. И даже вынужден 10 тысяч рублей занимать у дочери. Зарплату ему не урезали.

Выяснилось, что незадолго до убийства, Юрию Яшину предлагали перейти на работу на завод в Самаре на должность коммерческого директора.

— Яшин отказался от перевода, а Евстафьев сказал «он и мне нужен», — продолжает г-н Петров.

Личность Федора Токарева, взявшего на себя вину за убийство Яшина, также вызывает противоречия.

— Токарев представляется всем сотрудником ФСБ. Евстафьев его воспринимает как сотрудника ФСБ. Эту версию распространяет вся семья Ахмаметьевых, якобы он помог их внучку устроить в учебное заведение ФСБ в Москве. А что, у нас сотрудники ФСБ выступают в роли киллеров? Как разумный человек может поверить в ситуацию, в которую верит следствие. К тому же, Токарев жил под двумя именами – Федор и Артем. Но ему следствие верит, — продолжает г-н Зеликман.

По словам адвоката, существует попытка «создания конфликта, и восприятия конфликта родственниками Яшина, как повод для убийства».

— Сам два раза пытался встретиться с потерпевшими, объяснить нашу позицию. Но они знать ничего не хотят и уклоняются от беседы, — заметил он. — Еще один момент: мгновенное признание вины Токаревым и роли Евстафьева. Из протокола допроса нам известно, что Токарев собирался совершить преступление и позвал знакомых якобы на разбойное нападение: мол, в квартире Яшина лежат 10 млн рублей. Токарев готовился совершить убийство Яшина, но подельникам врал, либо хотел совершить кражу, но по какой-то причине убил Яшина из-за боязни быть раскрытым? Но Токарев знает, что подельники на следствие будут говорить только о разбойном нападении. Почему он берет на себя совершение более тяжкого преступления? Причем признается сразу.

Адвокаты посетовали на волокиту со стороны следователей, а их за 8 месяцев сменилось четверо. Все это время к топ-менеджеру УМПО не было вопросов.

— До вчерашнего дня никаких допросов и очных ставок не было. Вчера допросили – задав один вопрос – согласен ли Евстафьев на полиграф. Следствие другие моменты не интересуют. Вчера нас ознакомили с назначением 12 экспертиз, связанных с тем подметным письмом. В чьих компьютерах оно может оказаться. Изъяли компьютеры в июле, а экспертиза назначается сейчас, — говорит Алексей Зеликман. — Сейчас следователь готовит ходатайство о продление срока содержания под стражей, где он напишет – Евстафьев был допрошен, никто не будет говорить, что там был только один вопрос о полиграфе. И назначена масса экспертиз. А почему только сейчас назначаете. «А вот назначил одним постановлением, а эксперты говорят разбить по каждому компьютеру отдельно». Да каждый начинающий следователь об этом знает.

На вопрос журналистов зачем Евстафьева перевели из Уфы в СИЗИ Бирска, защитники заявили, что это сделано для давления на него.

— Это затрудняет нам общение с подзащитным. А причина якобы в том, что обвиняемым угрожали. А Евстафьев тут при чем? Он с ними не знаком. Но нет, назначают виновным Евстафьева и убирают подальше от Уфы. Хотя никакой опасности он не представляет.

Также следствие ввело в уголовное дело некого тайного свидетеля.

— Проверить достоверность показаний тайного свидетеля невозможно, — говорит г-н Зеликман. — Я говорю давайте проверим биллинг, посмотрим пересекались ли они по биллингу. Мне не нужны номера телефонов, просто проверьте. «Нет, мы этого делать не будем», — был ответ.

Другой зацепкой адвокаты считают бывший автомобиль Токарева. Машина имеет противоугонную систему со спутниковым трекером. Якобы на этой машине он с ноября по апрель готовился к преступлению. Семья Евстафьева нашла нового владельца машины, который передал им координаты движения авто за последние полгода.

— Фиксируется что он часто был у дома Яшина. Заявляем ходатайства о приобщении спутниковых данных. Но нет. Следствию не нужны, — продолжает Алексей Зеликман. – Также мы лишены возможности обжаловать действия следователей в СК России. Там принимают жалобу, если есть ответ руководителя СУ СК региона. Но такого ответа нет, умышленно не подписывают, зная, что сможем обжаловать.

Роман Петров обратил внимание на то, что после убийства Токарев едет к Ахмаметьеву. А у следователей Ахмаметьев считается свидетелем.

— Нам дали протокол допроса Токарева, следователь спрашивает его «Как вы считаете – ваш тесть Ахмаметьев, был в курсе что вы собираетесь убивать Яшина?». Тот говорит – скорее всего да. Но следствие считает, что Ахмаметьев никак не замазан в этом деле, он честный свидетель.

— Ахмаметьев передает лже-письмо Евстафьеву, на машине его дочери совершается преступление, он неоднократно интересовался, будет ли уволен Яшин, Ахмаметьев настойчиво просит Евстафьева встретиться зачем-то с Токаревым. Евстафьев заявил, что отказывался от встречи, поскольку все встречи должны быть зафиксированы, поскольку это оборонное предприятие, и именно Ахмаметьев предлагал ему телефон Токарева для встречи, — рассказал г-н Зеликман.

Со слов г-на Петров до сих пор не допрошена секретарь Евстафьева. 19 июля она видела Ахмаметьева с Яшиным, пьющим чай допоздна. Также не допрошен руководитель предприятия, за неделю до гибели Яшина, предлагавшего перейти ему на аналогичный завод в Самару.

— Евстафьев мог бы просто расторгнуть контракт с Яшиным. Нет необходимости убивать, мотив притянут за уши, — говорит Роман Петров. – Переводом в СИЗО Бирска оказывается давление на Евстафьева. Он не переносит табачный дым. Но в общей камере постоянно курят. Не дают свидания с семьей и консультацию в врачом-кардиологом. Какая необходимость его содержать под стражей учитывая состояние его здоровье?

На вопрос журналистов, какой мотив у Токарева, адвокат Петров заметил, что так он пытается облегчить свою участь.

— Сделка со следствием – чтобы получить ниже нижнего предела. Может есть истинные заказчики убийства. Если не будет Евстафьева, они сразу станут понятны.

– Мы не исключаем, что за делом кто-то стоит. Если бы Токарев не показал на Евстафьева, следствие вышло бы на заказчика, все-таки за Яшиным полгода следили. А кого выдвигать в заказчики? Самый близкий к Яшину – Евстафьев. Тем более там какая-то ситуация с конфликтом. Здесь бы сотрудникам перерыть все камеры наблюдения, запросить бы биллинг… но следователи сменились четырежды, — говорит г-н Зеликман.

У защиты есть сомнения – было ли это заказное убийство, или убийство, совершённое в ходе разбойного нападения. Но в причастности Токарева к нему сомнений нет.

— Затягивание дела лишает возможности предоставлять доказательства. По закону защита имеет права представлять доказательства, а как мы их можем представлять если обвинение их не принимает, — продолжил Алексей Зеликман. — Нас больше интересует не кто это сделал, мы адвокаты, а не следствие, а то что Евстафьев этого не делал. И следствие не хочет это понять, волокитит дело, не обращает внимание на очевидные факты.

— Шаблонный отказ в удовлетворении всех ходатайств, направленных на установление истины по делу. Переключить весь механизм следствия на другого заказчика, или доказать то, что Токарев обманывает, а мы уверены в этом, возможно только при пристальном внимании общественности, — резюмировал Роман Петров.

Александр САУТЕНКО

Новости по теме