$76.8195

89.6637

+5℃

Из зала суда Все новости из категории

В суде по делу Филиппова-Гареева допросили экс-мэра Ирека Ялалова

В понедельник Октябрьский районный суд допросил по делу экс-вице-мэра Александра Филиппова и экс-начальника управления капстроительства мэрии Уфы Марата Гареева (обвиняются в превышении должностных полномочий при реализации программы «Жилище» 2013-2017 годов) экс-мэра Уфы Ирека Ялалова (с 2012 по 2018 годы), ныне сенатора Совета Федерации. Экс-градоначальник был единственный кто явился в суд со своим адвокатом, а к председательствующему Андрею Лебедеву обращался через «уважаемый высокий суд». Опрашивался г-н Ялалов почти 3,5 часа.

Выяснилось, что вопрос о наложении домов обсуждался с руководством фонда, который отослал мэрию к методичкам, которые в свою очередь напрямую не запрещали совмещать дома с площадками развития застроенных территорий (РТ), но с условием компенсации расселения застройщиками. Кроме того, г-н Ялалов прямо заявил, что программой «Жилище» на местах занимались районные администрации, хотя заместители глав администраций категорически отрицали свою причастность.  

Бывший сити-менеджер Ирек Ялалов заявил, что «в соответствии с должностными документами» управление капстроительства занималось реализацией программы «Жилище», а ответственность за нее была возложена на Александра Филиппова. Он не стал отрицать что ему было известно, что дома из договоров развития застроенных территорий пересекались с адресным перечнем программы, и этот вопрос обсуждался на уровне правительства.

— Это был общий тренд в России, на всевозможных градостроительных форумах звучала тема о том, что в рамках развития городов есть опыт совмещения программ. Для того чтобы подготовить площадку для комплексной застройки, особенно в исторической части города, где много ветхого и аварийного жилья, допускалось совмещения программ развития территорий и муниципальных, региональных, федеральных программ по расселению ветхого и аварийного жилья.

— Где ни будь был закреплено, что аварийные дома из договоров развития застроенных территорий нельзя включать в адресную программу? – спросил гособвинитель.

— Никакого прямого разрешения и никакого прямом запрета насколько я помню не было, — ответил г-н Ялалов. – Не было каких-либо четких нормативных документов, которые запрещают либо разрешают совмещение адресных программ и договоров РТ.

Он затруднился ответить, должны ли были «перекрестные» дома попавшие в договора РТ обозначаться в них отдельным пунктом.

— До 2017 года это (совмещение списков – «БМ») вопросов не вызывало.

Экс-мэр заметил, что власти города обязаны расселить аварийное жилье, как только оно получило такой статус.

— Снос ветхого и аварийного жилья находился на жесточайшем контроле прокуратуры. Главная задача для муниципалитета – расселить ветхое и аварийное жилье. Все остальное вторично.

Гособвинителя интересовало происхождение 516 млн рублей, которые минЖКХ вернуло в фонд содействию реформированию ЖКХ. Экс-мэр сослался на то, что деталей не помнит, так как не знал специфику взаимоотношения правительства и фонда. Деньги перечислялись по дополнительному соглашению администрации города и правительства и «не имели окраски». А то, что конечным получателем денег стал федеральный фонд г-н Ялалов не стал комментировать.

— То есть они (деньги – «БМ») не связаны с отношением между правительством и фондом? – спросил председательствующий.

— Нет, абсолютно. Если бы деньги были «окрашены», они четко шли бы, условно говоря – рубль ушел из администрации, пришел в бюджет республики – и ушел в фонд, — пояснил г-н Ялалов. – Я это соглашение по перечислению 516 млн рублей не подписывал, деталей не помню. Коллеги с правительства нас убедили нас в том, что эти деньги, причисленные по соглашению, мы компенсируем бюджету получив деньги от застройщика. К тому же очень много аварийных и ветхих домов было, обратно, признаны не аварийными.

Не смог экс-мэр сказать соответствует ли сумма, взысканная с застройщиков с 516 млн рублей, которые вернули в минЖКХ. Четкого ответа не было.

— Кроме нормальных партнерских отношений, работала программа принуждения (взыскания – «БМ») через суды.

— Причинён ли действиями Филиппова и Гареева ущерб администрации города Уфы? – спросил гособвинитель.

— Не могу комментировать. Ущерб установит суд. Находясь в определенном правовом статусе, придя по доброй воле, я не хотел бы оказывать какое-то давление.

— Чем будут являться суммы, не взысканные с застройщиков по причине их неплатежеспособности или банкротства? – продолжил представитель прокуратуры.

На этот вопрос г-н Ялалов не смог дать точного ответа.

Защита Филиппова поинтересовалась выделялись ли деньги на муниципальную адресную программу сноса ветхого и аварийного жилья (МАП) от 2007 года. Следствие утверждает, что МАП финансировался бюджетом.

— Я не помню, что на нее какие-то деньги выделялись, — заметил экс-мэр.

— Приходило ли поручение из правительства по перепроверке первоначально поданных сведений?

— Перепроверка осуществлялась неоднократно, в том числе на уровне администраций районов на предмет корректности и правильности составления списков.

— Кто курировал это вопрос?

— Не могу вспомнить, я не помню кто курировал это направление.

Защита подсудимых представила письмо на имя вице-премьера Нугуманова от 31 января 2014 года о ходе реализации программы.

— Кто его подписал? – спросил адвокат Алексей Зеликман.

Письмо было подписано вице-мэром Владимиром Дмитрюком (покинул пост в августе 2014 года).

— Получается не Филиппов курировал этот вопрос, а Дмитрюк? Или тогда почему Дмитрюк подписал вместо Филиппова? – продолжил г-н Зеликман.

— В администрации города существует порядок взаимного дополнения на период отсутствия того или иного заместителя.  Взаимозамещали Филиппов и Дмитрюк, точно так же другие замы друг друга замещали.

— Посмотрите приложения – акты. То есть они шли мимо Филиппова? – спросил Алексей Зеликман.

— Никак не могу прокомментировать. Возможно мимо. Возможно не мимо. Письмо носит сопроводительный характер, акты заверены главами районов.

Экс-глава города признал, что ветхим и аварийным жильем занимались администрации районов Уфы, как «приближенные к горожанам структуры», и «они лучше знают, что происходит на территории».

— Они формировали списки, признавали дома ветхими и аварийными, готовые списки направлялись в соответствующие подразделения администрации города.

— Какие подразделения?

— Вспомнить не могу. Невозможно вспомнить переписку пять-шесть лет назад. Точно сказать от какой структур вышел в правительство документ вспомнить не могу.

Защита предоставила письмо правительства, по которому адресный список должен быть заверен главой муниципалитета.

— Это письмо носит рекомендательный характер, муниципальная и государственная власть – две отдельные независимые власти. Если поднять все письма, которые за время моего руководство городом написало наше уважаемое правительство, потом прокомментирую, что с городом случилось бы. Глава администрации на свое усмотрение определяет, кто и как подписывает документы в вышестоящие органы госвласти. Поручение главе администрации может дать только городской совет. Существует ряд писем, которые до меня не доходят. Я это письмо мог не видеть. А мог видеть. Не могу вспомнить.

На что Алексей Зеликман сообщил о существовании письма-запроса председателю наблюдательного совета фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства Сергею Степашину от 16 апреля 2014 года. Подписано Ялаловым. Суть бумаги заключалась в том, что застройщики не всегда могут снести ветхие дома в рамках договоров РТ, однако при включении домов в программу фонда со стороны правоохранительных и надзирающих органов «возникают вопросы о не целевом использовании денег и звучат требования об исключении таких домов из программы».

Ирек Ялалов немного усомнился в подлинности подписи под текстом письма,

— Подтверждаю, что ряд писем на имя Степашина за моей подписью уходили, — сказал г-н Ялалов.

— Перед вами стоял какой-то вопрос? Если после этого порождается грамотное письмо о необходимости разъяснить ситуацию, — спросил г-н Зеликман.

— Был задан вопрос руководству фонда – правильно ли мы делаем что совмещаем? Они ответили – смотрите рекомендации, — подхватил тему Александр Филиппов. – Первый вариант — исключить аварийные дома из программы и пусть граждане сами разбираются. Но мы четко понимали, что будут проблемы с аварийным жильем. Второй вариант – расселяем за бюджетный счет, включая средства фонда, и на основании этого пункта возмещаем от застройщиков те деньги, потраченные на дома, которые находятся на площадках РТ. По какому пути принято решение?

На что Ирек Ялалов заметил, что по итогам федеральных проверок реализации программы в Уфе не были высказаны претензии.

Председательствующий судья Лебедев заметил, что, если бы были заполнены все таблицы документов, направляемые в фонд, в которых указывались внебюджетные источники расселения (компенсации застройщиков), судебного процесса не было бы.

С ним согласился и экс-градоначальник.

— Если бы такой документ появился в начале формирования программы, оформлен в виде инструкции фонда, этих вопросов бы не было, — резюмировал г-н Ялалов.

Никита БЕРДИН

Новости по теме